Как люди относятся к сталинским репрессиям

О своем отношении к эпохе «Большого террора» рассказали 112 миллионов жителей 500 российских городов. Справедливость решений, которые принимались тогда, — до сих пор серьезная тема для дискуссий.
Как люди относятся к сталинским репрессиям

Осенью в столице откроют памятник жертвам репрессий: он появится на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца 30 октября.

Уделить особое внимание массовым преследованиям XX века Москва в этом году решила, еще и начав цикл социологических исследований, посвященных этой теме: всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил журналистам результаты опроса 112 миллионов жителей страны.

Живая память

«Я родилась в теплушке на третий день. В вагоне невозможно было спать. Пока одни стояли, другие могли прилечь. Мама просила одежду, чтобы завернуть ребенка. Кто рукав сорвет, кто кусочек нижнего белья, кто кусочек платья. Но давали», — рассказывает с видеозаписи одна из нескольких десятков героинь проекта «Мой ГУЛАГ» московского музея истории главного управления лагерей и мест заключения.

Еще одна история боли звучит в следующей записи. «И мы едем в Батайск. Волкодавы и солдаты. Я их видела прямо вот рядом. Мне было 13.

Но я слово дала — плакать не буду. Поезд стоит. Вагоны-теплушки и решетки. И все кричат, солдаты всех отгоняют, а мы ходим, ходим и ничего, не нашли маму. Мы приехали в Ростов обратно. И с утра чуть свет опять едем. И что вы думаете, вдруг поезд стал маневрировать, с трех путей выстраиваться в один длиннющий. И когда он пошел, вдруг раздался дикий крик: «Доченьки». Она нас увидела. Мы бежали за поездом, он уходил. Все».

Архив воспоминаний и автобиографических интервью, объединенных темой ГУЛАГа, в Москве собирают уже четыре года. Так, на сайте Музея истории ГУЛАГа выложено около 140 бесед с узниками лагерей, членами их семей, бывшими лагерными сотрудниками.

«Это может быть подспорьем для создания документальных фильмов. Инструкция по записи таких интервью в виде методички есть на нашем сайте, ее можно скачать, есть и в печатном виде», — пояснил директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов.

Но примерно 11,2 миллиона россиян, 10 процентов опрошенных ВЦИОМ, никогда не слышали о сталинских репрессиях. Среди ребят 18-24 лет таких 24 процента от всех участников опроса.

А те, кто знают или даже помнят жестокое время преследований, моральную оценку репрессиям все еще дать не могут. Было ли это преступлением против человечности или вынужденной мерой для обеспечения общественного порядка — определенности нет. Это заметно по результатам опроса: 49 процентов полагают, что сталинские преследования невозможно оправдать ничем, 43 процента называют их вынужденной мерой.

Голос 500 городов

О современном отношении к сталинским репрессиям ВЦИОМ поговорил с жителями 500 российских городов.

«Интересный вариант — почти каждый четвертый выбрал, что сажали самых сильных, интеллектуальных, сажали цвет нации, тех, кто мог пойти против курса. 24 процента считают, что врагов народа, предателей и заговорщиков. Но что касается понятия «враги народа» — оно амбивалентное. Тот смысл, который вкладывался в него палачами и пропагандистами, он во многом изменился и превратился в каком-то смысле в мем.

И все понимают, что если ты враг народа, это не значит, что ты — в ГУЛАГ. Тем не менее, здесь и предатели, и заговорщики, значит и такие люди, по мнению значительной части россиян, там были. Это ровно то, с чем стоит работать», — рассказал о результатах опроса генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров.

Основными информаторами о массовых преследованиях XX века оказались СМИ и документальная литература: больше половины респондентов узнали о репрессиях из этих источников.

«Мощный канал — новостные и аналитические программы ТВ и радио — выбрали 46 процентов. Из лекций, уроков в рамках курса истории — 37 процентов. Это явно недостаток системы образования. Из музеев и тематических выставок — 14 процентов», — уточнил Федоров.

24 процента опрошенных россиян заявили, что репрессированы были их родственники. При этом 6 процентов из их ничего не знают о судьбе родных, а в общих чертах знают только 9 процентов, ведь говорить об этом действительно было запрещено. И только другие 9 процентов хорошо знают истории преследования родных.

Справедливость решений, которые выносились судебными органами во время преследований, — до сих пор тема для дискуссий. Среди молодых людей от 18 до 24 лет о несправедливости приговоров говорят 60 процентов, из тех, кому за 60 лет — без малого 70 процентов респондентов.

«Среди молодежи доля тех, кто полагает, что репрессии были справедливыми — целых 19 процентов. Вот аудитория, с которой нужно говорить, те, кому нужно рассказывать правду и погружать в пространство памяти и истории», — прокомментировал Федоров.

Жертвам репрессий

«Когда затевался памятник и музей проводил конкурс на монумент, поступало приличное количество писем в адрес правительства Москвы, в которых указывали, что памятник не нужен. Проходили акции у нашего музея, когда люди раздавали брошюры и говорили, что не нужен музей и нужно все это забыть», — рассказал Роман Романов.

При этом опрос ВЦИОМ показывает: если мы будем честны сами с собой, будем рассказывать подрастающему поколению о жертвах репрессий, то будет хоть какая-то надежда на то, что преследования не повторятся — это мнение 72 процентов участников опроса, примерно 80,6 миллиона россиян.

Как заявил Романов, памятнику быть. На монумент уже собрано 32 миллиона рублей, хотя первая заявленная сумма — 160 миллионов.

Недостающую часть финансов, по словам директора Музея истории ГУЛАГа, выделят из городского бюджета.

Комментарии
Комментарии